AdIndex

3 349 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Зимин
    Ксения = отрыжка 90-хСкандал с Audi пр...
  • Анатолий Шашин
    А черный, темный и очерняющий останутся???? А вместо Лореаль напишите Рубероид форева!!!L'Oreal откажется...
  • Виктор Шиховцев
    Ставьте Adguard и будете поплевывать на рекламу.Борьбу с пиратски...

«В России охотятся за талантами, в Голландии охотятся за талантами, которые могут работать в коллективе»

«В России охотятся за талантами, в Голландии охотятся за талантами, которые могут работать в коллективе»

AdIndex запускает рубрику «Креативная долина», где мы будет говорить с молодыми креативщиками о том, как построить успешную карьеру за рубежом. Герой первого выпуска — Таня Пономарева, Creative Lead в Achtung! mcgarrybowen, Амстердам

Расскажи о себе: кто ты по профессии, где работаешь; твои клиенты, заметные проекты.

Я работаю на позиции Creative Lead в Achtung! mcgarrybowen в Амстердаме. Мои основные клиенты: Porsche, Volkswagen, KPN, Adobe.  До 2017 года Achtung! mcgarrybowen было независимым агентством, затем его купила японская сеть Dentsu. Сейчас в штате около 60 человек. Компания делится на три департамента: campaign, digital experience design, social. Наше агентство входит в топ-5 креативных агентств Европы наряду с основными агентствами региона: AKQA, W+K, 180 Kingsday, 72andSunny. В моей команде работает креативная пара, создавшая известный ролик для Adidas Original is never finished. Агентство очень прогрессивное, 50% сотрудников — иностранцы.

Каждый год мы выигрываем престижные награды: Cannes Lions, D&AD, Clio, New York Festival. В прошлом году мы выиграли более 60 наград разного уровня, включая пять карандашей и семь львов с кейсом Road Tales для Volkswagen.

Это был очень торжественный момент для агентства.

Как ты оказалась в Амстердаме и что этому предшествовало?

До Амстердама у меня был опыт работы в Азии в сети WPP. Я работала в Ogilvy, Wunderman, а также с маленькими агентствами. У меня был опыт фриланса в агентстве BBH в Сингапуре, где я работала с Nike. Затем был период работы в агентстве Friends, которое я до сих пор считаю лучшим агентством в России, а может быть, и в Восточной Европе. Большое количество достойных работ в моем портфолио были сделаны с ребятами из Friends.

Существует много причин, почему я оказалась в Амстердаме. На протяжении нескольких лет приезжала к друзьям, я искала в страну в Европе, в которой мне было бы комфортно. Такой страной оказались Нидерланды.

Что ты посоветуешь молодым креативщикам, мечтающим переехать из России?

Я думаю, что в слове «переезд» нет ничего сложного. Сложно организовать переезд, а не переехать. Всем российским креативщикам, у кого нет европейского вида на жительство, нужна sponsorship visa. Чтобы ее получить, сначала нужно получить работу. Это сложно, потому что европейцы заинтересованы в европейцах.

Расскажи про основные барьеры, с которыми придется столкнуться от момента подготовки портфолио до финального принятия оффера.

Основными барьерами являются менталитет и язык. В Европе ценится diversity, им интересно привлекать иностранные таланты. Но иностранец тоже должен стремиться понять местную культуру. В моем случае это включает в себя изучение голландского. Это мое личное стремление для прокачки soft skills и более глубокого вхождения в местную культуру. Для меня это приятный бонус, но не маст хэв. Людям важно видеть, что ты стремишься разделять и принимать ценности чужой для тебя страны и привнести свое видение, которого у них не было.

На этапе собеседования нужно быть готовым к базовой проверке. Агентство будет проверять, насколько ты общительный, можешь ли ты находиться в коллективе, понимаешь ли ты людей. Конечно, работы — это самое ценное, но если ты не можешь найти общий язык с коллективом и презентовать собственные идеи, то тебя уберут. В Нидерландах очень ценится, насколько с тобой приятно работать. Этому аспекту в России не уделяется достаточного внимания, но в Европе второе, на что будут смотреть после портфолио, — это твоя способность к коллаборации, к сотрудничеству с другими членами команды. Здесь понимают, что выдающиеся работы не создаются в одиночку. В России охотятся за талантами, в Голландии охотятся за талантами, которые могут работать в коллективе. Это люди, которые не только борются за собственные идеи, но и могут поддержать чужие и сделать их лучше.

Европейцев в русских пугает, что русские не всегда открытые. Русские не показывают эмоции, не очень хорошо поддерживают small talk, поэтому русских сложно понять. Первое, над чем нужно работать, — это открытость. Разговаривать с людьми, улыбаться, спрашивать, как у них дела. Не формально, а искренне. Людям хочется видеть, что ты ими интересуешься. Происходящее в России тоже отпугивает: согласны ли они с политикой страны, они тоже против геев и трансгендеров? Сейчас на повестке движение Black Lives Matter. Россия находится на периферии этих движений, а в Европе настороженно относятся к людям с жесткими консервативными устоями. С резко консервативными взглядами тут нечего делать. Перед переездом лучше задать себе вопрос: сможешь ли ты это принять? Если нет, лучше остаться в России. Чтобы жить в Европе, нужно быть абсолютно открытым, нужно поддерживать меньшинства, а не просто быть толерантным. Как ни странно, здесь негативно относятся к безразличию. Это продиктовано позицией: мы — привилегированное общество и должны заботиться о менее привилегированном.

Насколько критично влияние уровня языка? Возникали ли у тебя когда-либо с этим проблемы и как ты их решала?

Уровень владения языком критично важен с точки зрения понимания менталитета. Важно понимать ценности людей, их инсайты, способ их мышления. В Европе все обращают внимание, насколько ты человек мира. Если ты приехал из глубинки, это сразу видно. Люди с опытом работы в разных странах, с высоким уровнем эмпатии и пониманием местных нюансов ценятся намного выше.

Если претендовать на senior-позиции, то важность уровня языка возрастает. Язык помогает тебе не только выполнять свою работу, но и общаться с коллегами и клиентами. Proficiency — обязательное условие владения английским. Пока я не достигла этого уровня, я даже не пыталась переехать в Европу. Я просто не хотела никого разочаровывать. Я знаю креативщиков, которые переезжали без какого-либо уровня языка. Это уникальные люди, которых пригласили из-за сильного портфолио, наград и очень интересных кейсов. Их долго держали на джуниорской позиции, пока они не выучили язык и не смогли самостоятельно презентовать свои идеи клиентам. Если нет языка, но ты уникальный арт-директор или дизайнер, то можно попробовать пробиться, но это все равно очень сложно. Мне помогло, что я уехала из России довольно рано, получила образование в сфере международных отношений, всегда искренне интересовалась менталитетом других людей, несколько месяцев стажировалась в Штатах, в Сиэтле, где практиковала creative writing.

Какое может быть преимущество у российского креативщика в ряду таких же локальных конкурентов?

У российских креативщиков нет особых преимуществ. У национальности вообще нет преимуществ — преимущества есть у идентичности. Все, что можно сделать, — это быть собой, быть уникальным, быть талантливым. А насколько ты талантлив, можно оценить по работам и наградам. Даже не на самом развитом рекламном рынке России можно быть, например, уникальным иллюстратором мирового уровня. Но таким талантам не хватает выхода на западный рынок, общения с иностранными клиентами, публикаций и рассказов о себе. Этому нужно учиться отдельно.

Расскажи свои лайфхаки: как себя продавать, как редактировать портфолио и что говорить на интервью.

Никаких особенных лайфхаков нет. Портфолио уже состоит из твоих работ. Его нужно собрать таким образом, чтобы читателю было удобно по нему перемещаться и видеть, какие кейсы и награды у тебя есть. Ему должно стать понятно, в чем заключается твой уникальный талант. Нужно просто уметь рассказать о себе, показать, кто ты есть, рассказать, почему ты считаешь, что сможешь сделать вклад в культуру агентства.

Может быть, есть свои лайфхаки, которые помогут правильно написать сопроводительное письмо?

Лучший лайфхак — изучать профайлы успешных людей и находить в них взаимосвязи. Но изучать не просто людей, которые переехали, а людей, которые занимают топовые позиции в топовых агентствах, и искать, что у них есть похожего. Изучение профайлов очень помогает: сразу становится понятно, чего ждут на рынке. В моем случае профайл очень описательный, потому что я копирайтер. Мне важно показать свой стиль в письме и при этом после каждой позиции указать, чем именно я занималась, на каких аккаунтах работала, какие проекты я сделала. Чем больше ты напишешь в этом письме — тем меньше к тебе будет вопросов. Важно понимать, что Facebook в Европе никто не использует для работы, как в России, здесь это очень личная история, поэтому писать здесь кому-то по рабочим вопросам — дурной тон, вторжение в личное пространство. В основном все проходит через имейлы. Помимо LinkedIn я могу посоветовать сделать список интересующих агентств, посмотреть на LinkedIn, кто там работает, и написать на почту агентства сообщение, адресованное КД или другим людям, к кому вы решили обратиться.

Где обычно ищут вакансии?

Очень много вакансий на LinkedIn — это самый простой способ. При этом многие агентства не публикуют свои вакансии и просто постоянно находятся в поиске талантов. Если желание переехать в Европу есть, но нет вакансии в LinkedIn, нужно просто сделать список агентств, которые интересны конкретно тебе, связаться с людьми, которые там работают, и рассказать, почему ты хочешь работать именно там и какой вклад ты можешь внести.

Расскажи про Hyper Island. Дает ли обучение там какое-то особое преимущество?

Hyper Island дает преимущества, которые становятся вкладом в будущее. Думать «закончу Hyper Island — меня возьмут в любое агентство» неправильно. Hyper Island заканчивают более 150 человек каждый год и затем ищут работу. У тебя должны быть другие конкурентные преимущества, кроме учебы. На моем курсе Digital Experience design училось 60 человек, и только 20 из них нашли работу. На европейском рынке выпускников Hyper Island воспринимают либо как джуниоров, либо как людей, недавно сменивших профессию. Поэтому сложно сказать, что Hyper Island дает тебе особое преимущество на рынке. Он развивает тебя как личность. Он дает понимание, кто ты есть, как тебя воспринимают люди, как тебе стать лучше, как правильно рефлексировать, как давать фидбэк, как жить в пространстве, не нарушая чужих границ. Он дал мне soft skills и знания, которые помогают мне в работе. И дал мне networking в Европе и в мире. Еще Hyper Island верит, что всем людям есть что о себе рассказать, и он учит, как правильно это делать, как заявлять о себе. Это то, чего не хватает в России и во что нужно вкладывать.

Что надо начинать делать креативщику в России прямо сейчас, чтобы завтра конкурировать на глобальном рынке труда?

Это сложный вопрос. Не существует книг или школ, которые помогут тебе быть уникальным и талантливым. Нужно просто развивать свой талант, поставить цель и стремиться к ней. Нужно понять, почему ты хочешь уехать в Европу, что ты готов для этого сделать, готов ли ты поработать в трех других агентствах в России, прежде чем уехать?

Многое зависит от твоего уровня в агентстве, в котором ты работаешь сейчас. Если это не очень престижное сетевое агентство, скорее всего, придется поработать в топовом независимом российском агентстве, чтобы тебя заметили и появились классные работы и награды. Это первый шаг: стать заметным в России и стать интересным для Европы.

Есть и другой путь. Можно рассмотреть страны вроде Румынии или Чехии и пробовать устроиться в какое-то среднее агентство там. И уже оттуда перебираться в агентство Западной Европы.

В Европе смотрят на три составляющие. Как я уже говорила, самое важное — это кейсы и награды. Второе — европейское образование. И, наконец, международный опыт работы. Если какого-то из этих элементов не хватает, то все равно можно попробовать. Если нет двух элементов — это уже сложнее. Если нет трех элементов — переехать практически невозможно. Я с самого начала знала, что у меня нет множества львов в портфолио. Но я также знала, что у меня есть язык, международный опыт, а затем и европейское образование. Я целенаправленно шла по пути прокачки других скиллов.

Наверно, существуют другие пути, но я делюсь собственным опытом. В нем нет чего-то сверхъестественного — это был логичный шаг. Что точно нужно делать — это общаться, быть более социальным. Все позиции закрываются, потому что люди общаются с другими людьми, они им нравятся, и их берут. Human connection — это ключ к успеху.

Возникали ли у тебя какие-то непредвиденные сложности при твоем трудоустройстве в Амстердаме?

Первые 2-3 месяца было очень мало проектов, и я не понимала, как правильно на это реагировать. То есть я занималась какими-то мелкими агентскими проектами, тогда как в России тебя сразу же поставили бы на самого сложного клиента и заставили бы работать день и ночь. Здесь была обратная ситуация, и после месяца испытательного срока мне не было понятно, что будет дальше, так как работы было действительно мало. Но потом мне объяснили, что это регулярная практика в агентстве: не нагружать нового сотрудника в первое время. Агентство таким образом давало мне возможность акклиматизироваться. Но когда об этом не знаешь, чувствуешь себя странно. Кроме того, здесь нет культуры хвалить за работу или давать какой-либо фидбэк после выполнения проекта, из-за этого было еще сложнее работать в неведении.

Что изменилось в твоем агентстве за период пандемии? Как сказалась удаленная работа? Сократился ли прием сотрудников?

В Нидерландах все прошло достаточно спокойно, не было жесткого локдауна, мы могли все это время выходить на улицу и заниматься чем хотим. Smart lockdown длился с 13 марта до 1 июня. Непонятный месяц в агентстве был только до середины апреля, когда клиенты просто не знали, этично ли выпускать сейчас какие-то кампании. В самом агентстве мало что изменилось, все быстро перешли на удаленную работу. В июле открыли офис и выделили 2 дня в неделю, когда по желанию можно приходить в офис. Во многих агентствах, не только у нас, до конца этого года приостановился прием всех сотрудников. Я знаю много ребят, которые потеряли работу или неудачно уволились в марте-апреле и теперь не могут устроиться на новую работу. Это касается и местных. Сейчас работу в Европе найти очень сложно. Если вы планируете переезд, то лучше подождать до конца года. Либо переезжать через учебу. Я знаю ребят, которые отучились в Hyper Island и устроились в агентство в Стокгольме только потому, что это было частью обучения. Если ты уже живешь в Европе, то устроиться на работу намного проще.

Что должно произойти в России, чтобы ты вернулась?

У меня не было цели сбежать из России. Мне просто хотелось найти агентство, которое бы совмещало в себе campaign и experience design, но такого в России не оказалось. Еще мне хотелось пожить в другом обществе, где я бы чувствовала себя безопасно, могла открыто высказывать свою точку зрения и имела право голоса. Этого мне в России не хватало. Чтобы чувствовать себя в безопасности в России, мне приходилось избегать больших обсуждений, политических высказываний, участия в митингах. По этой же причине в России мало смелых социальных кампаний и брендов, готовых их запускать.

С точки зрения карьеры Европа открывает новые двери. Здесь другая корпоративная культура, намного приятнее работать, есть work-life balance. Ты уходишь домой в 5 вечера и не занимаешься работой до следующего утра. Люди очень дружелюбные, нет никаких проблем с отпусками или налогами.

У меня уже поменялся менталитет, мне сложно жить в России и находить с людьми общий язык. А теперь даже сложно говорить по-русски. Поэтому я думаю, что Россия просто потеряла статус моего дома и мне нужно найти другой дом. Сейчас он в Нидерландах. Я буду продолжать строить свою жизнь здесь.

Интервью взяла Анна Зиганшина

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх